Устройство свободного общества

В общепринятом понимании только государство способно упорядочить общество. Там, где нет государства, там может быть только полнейший хаос, поскольку сами люди не способны договориться между собой и выстроить функционирующую общественную систему, если их всех не контролирует лидирующий орган. Но к такому утверждению нельзя относиться никак, кроме как к гигантскому заблуждению. И мы это прекрасно поймём, как только рассмотрим структуру государственного управления и безгосударственной системы, основанной на частных и добровольных договорённостях между субъектами.

Любое государство характеризуется иерархической структурой управления. Правительство диктует порядки министерствам, министерства управляют региональными структурами, а региональные структуры имеют свои местные отделения, через которые и происходит взаимодействие людей с государственным аппаратом.

Абсолютно тоталитарное государство обходится только этим. В нём нет места негосударственным структурам. Менее тоталитарное или нетоталитарное государство позволяет существовать частным структурам, однако сценарии взаимодействия между ними в любом случае подконтрольны государственному аппарату, именно государство диктует, как людям и частным организациям взаимодействовать между собой, что делать можно, а что нельзя.

Легко увидеть, в чём несостоятельность этой системы. Первой причиной несостоятельности является экономическая неэффективность государства как легализованного территориального монополиста. Он обязателен и принудительный для всех постоянных жителей его территории, его монополистический статус закреплён законом, то есть оспаривание этого статуса является преступлением (в лучшем случае государственная конституция позволяет гражданам оспаривать государственное устройство и государственных деятелей, но попытки сомневаться в необходимости самого государства приравниваются к экстремизму). В любом случае задачей государства является перераспределение ресурсов между подконтрольными ему структурами, и это перераспределение несёт бюрократический, а не рыночный характер. Чем неэффективен неоспариваемый и бюрократизированный монополизм должно быть ясно всем, кто хоть немного знаком с экономической теорией, и эта тема также будет подробно раскрыта в следующих главах.

Вторая причина несостоятельности кроется в субъективности человеческой деятельности. Объективной правды в отношении того, как должно быть устроено общество не существует, любые решения и действия выражают субъективные взгляды действующих лиц. И государство является лишь инструментом выражения субъективных интересов тех, кто им управляет. Даже тот вид государства, который больше других принято считать выражающим интересы всего общества – государство народовластия или прямой демократии, на самом деле лишь выражает интересы некого большинства в ущерб меньшинству. Такое государство не даёт меньшинству права сформировать собственную юрисдикцию со своими порядками. Если я, например, несогласен подчиняться большинству даже с условием того, что в части вопросов я сам могу к нему принадлежать, если я желаю отсоединиться от общества большинства и вместе со своими единомышленниками сформировать собственную юрисдикцию, которая не будет подчиняться предыдущей юрисдикции и будет взаимодействовать с ней лишь как с внешним субъектом, то моё мнение подчинят мнению большинства насильственным путём. В этом плане демократическое управление качественно ничем не отличается от авторитарного или тоталитарного.

Альтернативой государственной системы является та система, порядки которой возникают как результат добровольных взаимоотношений и договорённостей между частными субъектами. Теоретическое рассмотрение подобной системы зачастую начинается с ошибки, которая заключается в рассмотрении каждой субъектной единицы в отрыве от других единиц и непонимании сути многих механизмов взаимоотношения субъектов.

Когда, например, рассматривают взаимоотношения любых двух субъектов (людей, организаций, не важно), то часто говорят о том, что без принудительного контроля сверху нет помех тому, чтобы один субъект нарушил договорённости или вовсе силой подчинил другого субъекта, сделав из него раба. Но здесь не учитывается сама сущность такой вещи, как договор, данный пример рассматривает договаривающихся субъектов в отрыве от всех остальных субъектов. Чтобы договор между несколькими сторонами имел силу, чтобы этот договор признавался и уважался теми сторонами, которые в нём не участвуют и всем остальным обществом, чтобы судебные органы могли рассмотреть дело, касающееся разногласий по поводу данного договора, необходимо утверждение этого договора третьей стороной. Государство устанавливает либо собственных представителей, либо частных, но обязательно лицензированных им нотариусов в качестве такой стороны, и этим же жёстко контролирует порядок установления и исполнения любых договорённостей. Оно определяет сущность договорённости, и как бы это определение не произошло – демократически или тоталитарно – оно не будет соответствовать интересам многих частных субъектов, которые бы хотели взаимодействовать между собой по-другому.
Решением этой проблемы является выбор ещё одного частного субъекта в качестве такой третьей стороны. Надёжность и работоспособность такого выбора обеспечивают два фактора. Первый фактор – это репутация третьей стороны, ведь частным субъектами нет никакой выгоды выбирать в качестве третьей стороны нотариуса, у которого нет никакой репутации вовсе, либо же который известен плохим исполнением своих обязанностей. Ради собственной выгоды они будут искать третью сторону, которая может либо собственной репутацией, либо гарантиями от другого субъекта с хорошей репутацией, либо ещё как-то подтвердить свою надёжность. То, как функционируют репутационные институты и какова их роль в свободном обществе ещё одна важная тема для нашего разговора, которая будет поднята в одной из следующих глав.

Второй фактор – третья сторона тоже не находится в вакууме, и она тоже требует для своей деятельности взаимодействие с разнообразными сторонами. Идею частного субъекта как третьей стороны или арбитра часто стараются высмеять, задавая вопросы «А как будут работать частные суды? А если два частных суда вынесут разные решения по поводу одного дела, что тогда делать?». Это бессмысленные вопросы, они ставят частного судью в вакуум. Однако очевидно, что третья сторона и арбитр не будут находиться в вакууме, им самими это же невыгодно, никто не пойдёт к нотариусу или судье, которые существует сами по себе, без договорённостей с другими нотариусами и судьями, как минимум, о порядке арбитража в случае разногласий. У изолированного суда даже не будет репутации, которая бы подтверждала то, что данная организация действительно является судом.

Разные юрисдикции в свободном обществе смогут устанавливать разнообразные внутренние порядки. Кроме того, юрисдикции не обязательно должны быть территориальными, как государства, они могут не иметь чётких границ и вести свою деятельность экстерриториально, предоставляя своим клиентам услуги таким же образом, как и другие частные организации. Разнообразие юрисдикций и даже способность создать собственную юрисдикцию дадут людям возможность жить максимально в соответствии со своими личными взглядами. Например, сторонник традиций и сохранения нации может стать членом такой юрисдикции, законы которой запрещают укладывать браки с представителями других наций и требуют от участников соблюдение национальных традиций. Сторонник перераспределения средств может вступить в такую юрисдикцию, в которой все участники должны относить свои доходы в общую казну и перераспределять общий доход между собой равномерно или по какому-либо другому критерию справедливости. И так далее.

Частные контрактные юрисдикции в свободном обществе станут отличным заменителем государств. Контрактная юрисдикция может предоставлять своим клиентами все те услуги, которые сейчас называются государственными, выступая либо комплексным производителем таких услуг, либо посредником между клиентом и множеством организаций-производителей. При этом из-за экстерриториальности и конкуренции на рынке она не будет обладать теми же пороками, которыми обладает государство. Государство имеет принудительную и неоспариваемую власть над своими гражданами, и оно в одностороннем порядке определяет стоимость предоставляемых услуг, то есть налоговые ставки, а также их количество и качество. Экстерриториальным контрактным юрисдикциям невыгодна подобная модель поведения, мало кто захочет примкнуть к организации, ставящей своих клиентов в рабское положение и произвольно определяющей качество своих услуг и клиентские взносы, если можно примкнуть к альтернативным организациям, даже не меняя собственного места жительства. В этом и состоит суть панархической общественной системы – замещении монопольных территориальных государств на конкурирующие экстерриториальные контрактные юрисдикции.

Одни люди могут участвовать сразу в нескольких юрисдикциях, если правила участия в них не противоречат один одному. Другие могут не участвовать ни в одной юрисдикции вовсе, обеспечивая все свои потребности напрямую договариваясь с поставщиками таких услуг, как безопасность, медицина, социальное страхование и т.д. и взаимодействуя со всеми внешними субъектами самостоятельно, не прибегая к посредничеству юрисдикций.

Взаимодействия между разными юрисдикциями и разными субъектами в таком обществе будут регулироваться договорённостями между ними и третьими сторонами, которые в свою очередь тоже будут связаны между собой. Возникнет сложная контрактная сеть, которая и будет определять порядок функционирования всего общества. Она будет отличной системой сдержек и противовесов, которая не даст государству снова возродиться.

Возможно, возрождение государства может произойти, если свободное общество будет создано в слишком локальных масштабах, в которых одна организация может с лёгкостью набрать решающее влияние. Однако, чем больше его масштабы, тем стремительно меньше такая возможность, ведь в любом случае в противовес любому субъекту стоит вся остальная контрактная сеть. Даже если одна организация сможет каким-то образом занять большую часть рынка какой-то одной или нескольких экономических сфер, всё равно существует большое множество других сфер, а значит существует и большое множество других организаций. Это означает, что она никак не сможет нарушить порядки и законы, возникающие из этой сети. Она не сможет легализовать себя в качестве территориального монополиста, не сможет закрыть другим организациям вход на рынок, так как что бы она ни делала, ей в противовес действуют остальные субъекты контрактной сети. Устойчивый и неоспариваемый монополизм возможен только благодаря государству, которое мешает многим организациям выходить на рынок устанавливая дискриминационные законы касающиеся ведения бизнеса и субсидируя тех предпринимателей, которых оно бы хотело наградить монопольным статусом. Кроме того, в установлении монополий большую роль играет коррупция. В государственной системе предпринимателю не обязательно участвовать в рыночной конкуренции, он может просто занести взятку чиновнику, чтобы тот поспособствовал выделению ему привилегий и ущемлению его конкурентов. В свободных условиях же никто никому не гарантирует монопольный статус, всё зависит лишь от того, клиентами каких организаций захотят быть потребители, интересы и желания которых ещё и меняются с течением времени.

Свободное общество с возникшей в нём контрактной сетью также без проблем справится с упрощением взаимодействия между большим количеством субъектов и стандартизацией норм. В нём вполне могут возникать посреднические организации, которые будут выполнять эту функцию. Примером таких организаций можно назвать транснациональные корпорации VISA и Mastercard, которые определяют стандарты взаимодействия между банками и их клиентами по всему миру. При этом они не имеют принудительной власти над теми же банками, как имеет государство, они с ними сотрудничают на частных условиях и определяют стандарты исходя из того, как сами банки и их клиенты хотят между собой взаимодействовать.

Хорошим примером стандартизации норм является становление железных дорог в США. В 19 веке они управлялись частными компаниями, и изначально у дорог, принадлежащих разным компаниям, были разные стандарты колеи и разные сигнальные системы. Однако было невыгодно каждый раз менять вагоны для перевозки груза через маршрут, дороги которого принадлежат разным компаниям, и была невыгодной ситуация, когда перевозящий груз машинист мог запутаться в различиях сигнальной системы. В итоге стремление уменьшить издержки и тем самым получить выгоду привело к возникновению спроса на стандартизацию, появилась частная организация, которая за определённую плату от железнодорожных компаний помогла в переоборудовании колеи под единый стандарт, а также это стремление привело к договорённостям о стандартизации сигнальной системы (подробно об этом писал Фрэнк Доббин). Мы видим, что свободное общество не приведёт к ситуации, когда на разных частных дорогах и улицах возникают слишком различающиеся правила передвижения, организации и юрисдикции, которые будут владеть дорогами и улицами в частном порядке, договорятся о стандартизации, как минимум, потому что им всем это выгодно.

В целом через посреднические организации могут определяться общие нормы и законы, а если свободное общество будет всемирным, то данная система сможет определить что-то аналогичное международному праву. И это определение будет исходить из самого низа – частных договорённостей между субъектами, оно будет выражать их интересы, в отличие от современного международного права, основанного на личных решениях сотрудников международных организаций, в отрыве от интересов частных субъектов.

Именно так безгосударственное общество может прекрасно функционировать и выражать реальные интересы людей. И именно оно лучше всего обеспечит производство безопасности, о чём и будет следующая глава.

 

Источники:
1. Фрэнк Доббин «Формирование промышленной политики»


Ключевые слова: панархизм, общество, договорённость, стандартизация, норма

Категория: Общество | Добавил: ukroliberty (2019-11-23)
Просмотров: 99 | Рейтинг: 0.0/0
Вы можете отблагодарить автора материала донатом по следующим реквизитам:

BTC: 19LwwiQKi6wpiW5mto6CmNrNtQWUK8AcFL
ETH: 0x40524e03255b44e45f9821a52abaabddf7d8de2d
LTC: LcGSfdYKpZxmNeP46UY2uJZsVUB6Ptyirr

Для просмотра полного списка реквизитов нажмите здесь.
Всего комментариев: 0
avatar