III. Сдержки и противовесы

Очень важным вопросом к теории свободного общества является то, каким образом свобода обеспечит себе долгосрочное существование. Ведь разве с течением времени не возникнет ситуация, когда небольшое количество субъектов завладеет слишком большими влиянием и силой, что даст им возможность насильственного подчинения других субъектов и возрождения государства? Кроме того, свободное общество уязвимо перед нападением государств в том случае, если оно не всемирно. Не лучше ли действовать в рамках текущего государства, попросту улучшая его и не предпринимая никаких радикальных изменений, чтобы избежать подобных сценариев с непредсказуемыми последствиями?

Целью этой главы является разрушение подобного аргумента и демонстрация его несостоятельности. Есть немало причин, почему такое положение дел не является действительным для свободного общества, и сейчас мы рассмотрим их более детально.

Недостижимость монополизации

Свободное общество способно иметь довольно надёжные механизмы сдержек и противовесов, исходящие из контрактной сети, сформированной договорённостями между частными субъектами. Это уже упоминалось при разговоре о взаимосвязанности субъектов. Взаимосвязанность является очень важным аспектом предотвращения возникновения принудительных взаимоотношений в свободном обществе. 

Если какой-то субъект завладеет огромными средствами и ресурсами, или даже станет единственным функционирующим в одной или нескольких сферах деятельности агентом, его влияние относительно всего общества всё равно будет довольно мизерным, поскольку существует огромное множество других сфер деятельности, занятых другими субъектами. Одна компания (или даже несколько, находящихся в сговоре) не может просто взять, и завладеть достаточными для принудительного подчинения всех остальных субъектов средствами и влиянием, так как в один момент бюрократические расходы попросту превысят прибыль. Конечно, если само свободное общество будет реализовано в слишком локальных масштабах с небольшим количеством участвующих в нём субъектов, достижение преимущественного влияния возможно до столкновения с потолком бюрократической неэффективности. Но чем значительнее масштабы свободного общества, тем меньше риск возникновения подобной ситуации. Из всех возможных агентов только государство способно содержать гигантский бюрократический аппарат, поскольку у него есть возможность делать это путём изъятия средств у собственного населения через налогообложение, в то время как частные организации, никак не связанные с государственным аппаратом, такой возможности не имеют.

Конечно, на свободном рынке могут возникать временные монополии. Причины могут быть разные: исключительное владение определённым ресурсом на некоторой территории (однако в такой ситуации владелец ресурса не совсем является монополистом, ему всё равно приходится конкурировать с производителями, владеющими этим же ресурсом в других регионах, так как жители его региона могут начать импортировать их товары из-за плохого качества или высокой стоимости его собственных), технологическая новизна предлагаемого производителем решения (но ему нужно ещё убедить потребителей предпочесть его решение перед уже существующими), или же сам факт того, что данная организация является самым эффективным агентом из всех возможных в определённой сфере деятельности (в этом случае, разумеется, монополия никак не вредит интересам потребителей). Но ни одна такая временная монополия не способна закрепить свой монопольный статус, у неё нет возможности в одностороннем порядке диктовать всем остальным субъектам собственные условия, поскольку она не владеет преимущественным влиянием. Таким образом, она не может ограничить кому-либо вход на рынок, а значит статус монополии для неё ничем не гарантируется, в любой момент на рынке могут появиться другие эффективные и конкурентоспособные агенты (потенциальная возможность чего положительно влияет на качество и стоимость предоставляемых временными монополиями благ даже в условиях отсутствия реальных конкурентов, так как это единственная возможность отсрочить появление конкурентов).

Сдерживание агрессии

Мы разобрались с возможностью достижения монополизации путём завладения преимущественного влияния, и увидели, что её нет. Однако стоит рассмотреть ещё один вариант, который касается агрессивного подчинения одних субъектов другими, в частности также необходимо рассмотреть ситуацию, когда свободное общество не является всемирным, а значит и уязвимо перед агрессией со стороны существующих государств.

Начнём с рассмотрения положения дел внутри свободного общества. Когда становится очевидным тот факт, что монополизация недостижима мирными путём, что ни у кого в рыночных условиях нет возможности попросту всё скупить и до бесконечности расширяться, нередко приводится аргумент о возможности агрессивного подчинении всех субъектов одной организацией или юрисдикцией путём военного завоевания. Этот аргумент утверждает, что для подчинения других в свободном обществе не нужно достигать преимущественного влияния рыночным путём, можно просто завоёвывать более слабых субъектов и тем самим расширять влияние и пополнять ресурсную базу. Свободное общество делает возможной войну всех против всех [1]. В конечном итоге один субъект, завоевавший всех остальных, станет правителем, который и возродит государство.

Избежать подобного сценария довольно легко, необходимо лишь чтобы разные субъекты свободного общества практиковали Доктрину Сдерживания (ДС) [2] и между ними соблюдался Баланс Потенциала Насилия (БПН) [3]. Идея ДС состоит в предотвращении агрессии со стороны противника ввиду обладания вооружением, способным нанести ему непоправимый ущерб. Подобную роль может выполнять как оружие массового поражения, так и высокоточное оружие, с помощью которого можно довольно эффективно поразить, например, лидеров враждебной юрисдикции, не задевая при этом никого больше. БПН же предполагает, что между участниками свободного общества соблюдается равновесие их потенциала проявления насилия, в отличие от государственного общества, где потенциал проявления насилия близится к нулю у граждан и к бесконечности у государства.

Идея ДС является довольно очевидной, так как можно провести аналогию с действующим сдерживанием агрессии между государствами ввиду наличия у них оружия массового поражения и высокоточного оружия, использование которого может нанести непоправимый ущерб каждой из сторон конфликта, что делает сам конфликт крайне невыгодным. Понимание БПН же может столкнуться с одним затруднением. Разумеется, сами по себе, в отрыве один от одного, разные субъекты не могут обладать даже приблизительно одинаковой силой. Однако, о чём мы уже говорили ранее, рассмотрение субъектов свободного общества в полной изоляции один от одного является грубой ошибкой, так как все они прямо или косвенно связаны между собой договорными отношениями.

Если какой-то субъект решит разорвать договорённости с другим субъектом и напасть на него, то ему придётся иметь дело не только с ним, но и со всеми, кто связан с жертвой агрессии договорными отношениями. Как минимум, от всех таких субъектов можно ожидать проявление остракизма, что уже может крайне негативно сказаться на благосостоянии агрессора. Однако вполне ожидаемо и то, что между жертвой агрессии и её партнёрами будут существовать договорённости о взаимной защите в случае чьего-либо нападения. И, разумеется, у них есть смысл соблюдать эти договорённости, так как, во-первых, им не выгодно разрастание агрессора, поскольку в будущем они сами могут стать его следующими жертвами, а во-вторых, в случае наличия развитых репутационных институтов подобное нарушение может крайне негативно сказаться на их репутации и в итоге даже возможно применение к ним остракизма со стороны посторонних субъектов, что только увеличивает их шанс стать жертвой агрессора в будущем, ведь вряд ли кто-то захочет заключать с ними договор о взаимной защите после того, как они уже однажды такой договор нарушили. 

Именно договорные взаимоотношения между разными субъектами свободного общества и обеспечивают соблюдение БПН, поскольку каждый субъект приблизительно в равной степени защищён от агрессии независимо от величины его собственных сил! 

Будет верно сказать, что ДС и БПН применимы в случае агрессивного поведения со стороны государств. Оружие сдерживания в руках свободных людей способно отпугнуть государства от вмешательства в их жизнь, а взаимосвязанность обеспечивает то, что попытка какого-либо государства проявить агрессию даже в сторону лишь одного субъекта столкнёт его с противодействием всего свободного общества сразу. Очевидно и то, что свободное общество ввиду ожидаемого в нём экономического процветания и роста эффективности внутренних взаимоотношений будет способно проводить более продуктивные военные операции, чем аналогичные его масштабу государства. Также в современном информационном мире есть возможность нанесения государству-агрессору репутационных издержек путём разоблачения его действий перед мировой общественностью.

Кроме всего этого стоит упомянуть ещё два важных фактора. Первый фактор – экстерриториальность функционирования разных юрисдикций. Если юрисдикции являются экстерриториальными, то проявление любых агрессивных действий чревато огромными издержками для агрессора ввиду невозможности проведения чётких территориальных границ между своими владениями и владениями оппонента. В такой ситуации нанесение кому-либо ущерба заранее предполагает и нанесение косвенного ущерба самому себе, поскольку цели, предполагаемые к атаке, находятся слишком близко к собственным объектам в территориальном плане. Мало кто захочет вести войну, вероятность самоубийственности характера которой крайне велика.

Второй фактор – ни у одного субъекта в свободном обществе нет возможности принуждать кого-либо к участию в проявлении агрессии. В то время, когда отношения между государством и его гражданами несут принудительный характер, что даёт ему возможность насильственного изъятия у них средств для финансирования войны и использования их самих в качестве военной силы, отношения между субъектами свободного общества договорные, и попытка проявления агрессии скорее всего отпугнёт от агрессора всех тех, кто с ним сотрудничает, поскольку они имеют полную возможность отказаться от такого сотрудничества в пользу взаимоотношений с другими, более миролюбивыми (то есть правильными с точки зрения морали многих людей) субъектами.

Отношение людей к свободному устройству общества

Мы разобрались с тем, что государство в свободном обществе не может возродиться ни мирным путём овладения преимущественным влиянием, ни агрессивным путём завоевания других субъектов. Однако важно рассмотреть ещё один аспект, который касается отношения самих людей к государству и свободному устройству общества.

Нередко приводится аргумент, что некоторые (а возможно и многие) люди в любом случае будут хотеть возвращения государства, и они могут это устроить путём восстания и формирования новых политических органов управления. Можно довольно легко увидеть несостоятельность этого аргумента попросту взглянув на то, как люди относятся к тем сферам деятельности, которые сейчас функционируют преимущественно частным путём. Мало у кого возникает мысль, что все должны быть клиентам только одной организации в какой-либо сфере деятельности, для большинства людей естественно такое положение дел, в котором разные люди потребляют пищу в разных ресторанах, лечатся в разных клиниках, учатся в разных учебных заведениях, оформляют страховку в разных страховых компаниях, покупают квартиры и дома в разных жилых комплексах и т.д. Единственные сферы деятельности, подвергаемые подобному взгляду – те, что управляются не рыночными, а политическими методами. Однако вполне можно ожидать, что смена характера функционирования данных сфер деятельности из политического на рыночный изменит и отношение к ним самих людей. 

Общественное устройство, в котором каждый человек имеет возможность принимать решения относительно собственной жизни частным путём, не прибегая к политическим методам управления и не будучи вынужденным кому-либо подчиняться, будет восприниматься всеми людьми как естественный порядок дел!

 

Источники:

1. Война всех против всех — понятие социальной философии Томаса Гоббса, которое утверждает, что без государственного контроля каждый человек руководствуется лишь эгоистическими потребностями и интересами, что он стремится получить как можно больше благ и избежать страданий любой ценой, в том числе и ценой посягательства на жизнь других людей. Это ведёт к постоянным конфликтам, из-за чего и возникает война всех против всех;
2. Доктрина сдерживания — идея того, что слабая сторона может сдержать проявление агрессии у более сильного противника ввиду владения оружием с большой разрушительной силой. Эта доктрина приобрела огромное значение в качестве военной стратегии во время Холодной Войны в отношении применения ядерного оружия, она связана с концепцией взаимного гарантированного уничтожения (но отличаётся от неё), говорящей о превентивных целях владения ядерным вооружением, способным опустошить все стороны конфликта;
3. Понятие потенциала насилия было использовано Александром Аузаном в лекции «Эволюция оседлого бандита» во время рассмотрения условий устойчивости анархического общества, описанных Джеком Хиршлейфером в труде «Анархия и её распад». Одним из условий модели Хиршлейфера является то, что значение параметра решимости проявления агрессии каким-либо субъектом в условиях анархии должно быть меньше единицы, то есть для самих субъектов должно быть более выгодным заниматься защитой своей собственности, нежели заполучением чужой.


Ключевые слова: взаимосвязанность, доктрина сдерживания, баланс потенциала насилия

Категория: Общество | Добавил: ukroliberty (2020-02-13)
Просмотров: 124 | Рейтинг: 0.0/0
Вы можете отблагодарить автора материала донатом по следующим реквизитам:

BTC: 19LwwiQKi6wpiW5mto6CmNrNtQWUK8AcFL
ETH: 0x40524e03255b44e45f9821a52abaabddf7d8de2d
LTC: LcGSfdYKpZxmNeP46UY2uJZsVUB6Ptyirr

Для просмотра полного списка реквизитов нажмите здесь.
Всего комментариев: 0
avatar