I. Популяризация свободы

Начинаю написание второго труда, в котором я планирую разработать конкретную стратегию достижения свободного общества. Данную тему я уже кратко поднимал в своём прошлом труде, однако, как оказалось, краткого осмотра было недостаточно, чтобы разобраться со всеми возникающими разногласиями и сформировать конкретную последовательность действий, необходимых для реализации идей свободы.

В первую очередь мы выработаем максимально эффективный подход к популяризации идей свободы, нацеленный на получение поддержки среди широких масс людей.

 

ВСТУПЛЕНИЕ

Ни одна концепция общественного устройства не может считаться полноценной и реалистичной, если она не предлагает методов реализации выдвигаемых ею идей на практике. Любая такая концепция нуждается в пособии, объясняющем то, как перейти от текущего порядка дел до более совершенной (по её мнению) системы общественных взаимоотношений, иначе она не будет обладать какой-либо практической ценностью и сможет найти себе место только на страницах художественных произведений.

Концепция свободного общества, полностью основанного на свободе деятельности, договорённости и ассоциации, не является исключением из этого правила. Однако текущие практические предложения касательно достижения свободного общественного устройства зачастую сталкиваются с разногласиями по поводу их корректности и реализуемости. В данной проблеме можно выделить три противоборствующие стороны: те, кто считает, что свободное общество может быть достигнуто только путём противодействия государству, то есть его вытеснением из общественной жизни альтернативными и обходными механизмами взаимоотношений, возникшими частным путём и в противовес государственным механизмам; те, кто считает, что свободное общество можно создать только путём захвата государственной власти сторонниками свободы и последующего реформирования государства в сторону его самоустранения; и те, кто считает свободное общество недостижимым идеалом, который не может быть сейчас (а возможно и вовсе) реализован в действительности, поэтому отказ от государства – глупая затея, способная лишь привести к ещё худшему положению дел, нежели мы имеем в данный момент.

Все перечисленные стороны считают аргументацию своих оппонентов ошибочной, недействительной и противоречивой. Сторонники захвата государственной власти утверждают, что создание свободного общества недостижимо каким-либо другим путём, поскольку ввиду определённых причин нельзя завлечь достаточное количество людей к участию в альтернативных и обходных общественных взаимоотношениях, особенно учитывая тот факт, что государство постарается искоренить подобную деятельность сразу же при её зарождении. Сторонники противодействия государству указывают на то, что попытка достичь свободного общества с использованием государства обречена на провал, поскольку политическая власть не может быть эффективным инструментом в проведении каких бы то ни было реформ, она негативным образом влияет на личные черты характера обладающих ею людей, а также привлекает к своим постам разнообразных бандитов, воров, а также сторонников сохранения власти, которые сделают всё, чтобы помешать своим политическим оппонентам в реализации идей свободы. Те, кто скептически относится к свободному обществу в целом, используют сразу все подобные негативные аргументы ради дискредитации идеи полной свободы. 

Целью данного труда является рассмотрение возможных подходов к практической реализации идей свободы и созданию свободного общества. Эту тему я уже рассматривал вкратце в своём предыдущем труде «Теория Свободного Общества»[1], рекомендую ознакомиться с ним каждому, кто ещё не является уверенным сторонником идей свободы и имеет к ним определённые вопросы. В данном труде она будет рассмотрена более подробно, поскольку, как оказалось, краткого осмотра было недостаточно, чтобы разобраться со всеми возникающими касательно неё разногласиями и сформировать конкретную последовательность действий, необходимых для реализации идей свободы.

Без лишних слов давайте перейдём к рассмотрению практических подходов касательно достижения свободного общественного устройства и сформируем конкретную стратегию свободы!

I. ПОПУЛЯРИЗАЦИЯ СВОБОДЫ

Первым шагом в реализации любой идеи общественного устройства является поиск сторонников. Порядок, в котором общество подчинено территориально монопольному государству с неоспоримой властью, привычен для большинства людей, а разногласия между ними обычно касаются только того, какими полномочиями государство должно владеть и как ему ими распоряжаться. Соответственно, большинство концепций общественного устройства основаны на необходимости государственной власти, а те идеи, которые отрицают эту необходимость, зачастую не воспринимаются всерьёз. Кроме того, многие люди не понимают, к каким проблемам приводит сам институт государственности, независимо от того, в какой форме он был воплощён.

Именно от этих фактов и необходимо отталкиваться в популяризации идей свободы. Только выработав простую и эффективною аргументацию касательно функционирования свободного общества и вреда неоспоримой власти территориально монопольного государства можно сделать идеи свободы достоянием широких масс людей.

Преступная природа государства

Все мы знакомы со спецификой функционирования государства. Его основой является принудительная и неоспоримая власть над своими гражданами. Особенно это касается возможности регулирования их деятельности, применения к ним насилия и отнятия их средств через налогообложение. 

Независимо от того, как реализованы правительственная система и политические механизмы, многие люди в той или иной мере всегда будут не удовлетворены текущим положением дел. И если в рыночной среде неудовлетворение можно решить попросту пересмотром заключённых договорённостей или сменой одного поставщика услуг на другого, то с государством всё не так просто. Человек не может так же легко сменить государственного агента, поскольку на его пути стоят экономические, культурные, языковые и большое множество других барьеров. Для значительной части населения любого государства те или иные барьеры являются непреодолимыми, что делает сами государства организациями, конкурирующими за людей лишь в очень незначительной степени. Любое государство имеет возможность проводить в той или иной степени неадекватную и неэффективную политику, поскольку издержки такого поведения всегда можно покрыть средствами, получаемыми за счёт налогообложения всегда имеющихся в распоряжении граждан. Данный факт подтверждает монопольное положение государств и все вытекающие из этого негативные аспекты. 

Нет также у отдельно взятого человека и возможности эффективно влиять на проводимую государством политику по отношению к нему самому. В рыночной среде он способен решать многие вопросы в частном порядке, тогда как в политической сфере его собственные интересы ничего не значат, он обязан подчиняться интересам других. И даже если на выборах победит политик, планы которого совпадают с его желаниями, или же он сам станет политиком, то это лишь позволит реализовать его собственные желания за счёт ущемления интересов других людей.

Как мы видим, институт государственности и политические методы управления, в противовес добровольным и рыночным взаимоотношениям, устроены так, что насильственное и принудительное подчинение одних субъектов другими попросту неизбежно. Фактически, деятельность государства равносильна деятельности насильника и грабителя. Впрочем, оно и возникло в результате оседания кочевого бандита на определённой территории и насильственного насаждения своей власти местному населению, о чём нам говорит теория стационарного бандита[2]. Сущность государства полностью соответствует его собственному происхождению.

Что мы получаем? То, что любой человек, поддерживающий институт государственности и политические методы управления, фактически сам является насильником и грабителем. Ведь как ещё назвать того, кто оправдывает применение насилия и грабежа к ни в чём не повинным людям? Конечно, являются ли насилие и грабёж плохими или хорошими явлениями – сугубо этический вопрос, и никакой из ответов на него нельзя определить как объективную истину. Однако это нам и не нужно, нам просто необходимо отделить мирных и дружелюбных людей от бандитов.

Разумеется, в нынешних условиях преимущественное большинство людей являются пассивными соучастниками насилия и грабежа, поскольку они воспринимают государство как естественный общественный институт. Они не понимают действительную сущность института государственности. Именно её разоблачение и позволит пошатнуть позиции существующей ныне системы. Ведь одно дело, когда люди поддерживают насилие и грабёж, сами того не понимая. Однако мало кто способен в открытую признать себя насильником и грабителем ввиду определённых моральных убеждений и нежелания брать на себя ответственность за насилие и грабёж, это удел лишь незначительного количества явных бандитов.

Используя вышеперечисленные аргументы, мы можем сформировать психологическую стратегию продвижения идей свободы. Первым этапом является раскрытие факта того, что государство является преступной организацией, специализирующейся на насилии и грабеже. Дальше необходимо установить взаимосвязь между государством и теми, кто его поддерживает. Поскольку государство является бандитом, то его сторонники – соучастники преступлений. Мало кто на самом деле хочет быть преступником и способен без каких-либо угрызений совести явно заявить о том, что он насильник и грабитель. Вышеизложенные факты, ввиду раскрытия ими взаимосвязи между государством-бандитом и человеком, являющимся как минимум его пассивным сторонником, способны вызвать психологический дискомфорт и, возможно, чувство стыда за собственное соучастие в преступлениях государства.

В результате у человека, поставленного перед данными фактами, государство будет ассоциироваться с насилием и грабежом. Конечно, это не обязательно приведёт к отказу человека от государства (он может назвать его вынужденным злом), однако негативные ассоциации и сам факт восприятия государства как зла подготовят благоприятную почву для дальнейшего прорастания зёрен сомнения и свободы.

Фреймворк свободных взаимоотношений

Выдвижение общественного устройства, порядки которого основаны на полной свободе деятельности, договорённости и ассоциации, нередко принимается людьми как ещё одно типичное политическое предложение, равносильное тому, что обычно предлагают сторонники государственных строев, в основе которых лежат идеологии фашизма, коммунизма, социализма, либерализма, консерватизма и т.д. Как при изучении идей свободы, так и при их популяризации очень важно понимать и акцентировать внимание на том, что это совсем не так, и сейчас я постараюсь объяснить, почему.

Что предлагает обычный политический подход? Установление единых и обязательных для всех общественных порядков. И неважно, возникают ли эти порядки из диктатуры ограниченной группы лиц, или всеобщего демократического консенсуса, в любом случае нельзя отменить факт монополизации и централизации механизмов принятия и исполнения тех или иных решений. Зачастую этот подход означает необходимость ущемления интересов той части населения, которая не разделяет взгляды правительства. Но даже если он основан на поиске компромисса между всеми участниками общества, то это лишь делает принятие любых решений довольно затруднительной задачей, ответ на которую притом способен удовлетворить только отдельную группу лиц. Если бы всех людей заставили искать компромисс, например, в производстве пищи, одежды, бытовой техники, автомобилей или страховых услуг, то это бы явно усложнило процесс принятия соответствующих решений, и, кроме того, любое такое решение вызывало бы массу возмущений (политическая победа идеи производства Мерседесов приведёт к крайнему возмущению любителей других марок автомобилей; политическая победа страховой программы «взнос 15 долларов в месяц, страховая выплата 5000 долларов» приведёт к возмущению людей, желающих, допустим, платить 10 или 20 долларов в месяц и иметь соответствующие уже этим взносам гарантии). И ведь в случае политических решений всё именно так и работает!

Давайте проведём мысленный эксперимент. Допустим, в какой-то стране одна половина населения придерживается либерализма, а вторая – социализма. Разве случится какая-нибудь катастрофа, если каждый человек будет иметь выбор – быть либералом и платить только за некоторые базовые услуги, или же быть социалистом и отдавать большую часть своих средств на содержание социальной системы, действующей по отношению ко всем социалистам? Нет! Все будут довольны, либералам и социалистам не придётся бороться за монопольные политические рычаги, не придётся давить один одного, или пытаться выработать какой-то компромисс, который всё равно не сможет удовлетворить чьи-либо желания в полной мере. И данный подход не ограничен только этими двумя сторонами. Например, добавим ещё одну сторону – консерваторов. Они могут организовывать собственные свободные к участию общества, члены которых обязаны соблюдать традиционный образ жизни и поддерживать сохранность определённого этноса. Разве это так сложно?

Мы видим категорическую разницу между обычным политическим подходом и тем, что предлагает свободное общественное устройство. Если разместить все идеи касательно общественного устройства на некой единой плоскости, то любое типичное политическое предложение можно будет отобразить как некую точку этой плоскости, в зависимости от того, какую именно идею он продвигает. Но подход, предлагаемый теорией свободного общества, не будет соответствовать какой-либо конкретной точке – он исходит из совсем иных категорий мышления и совмещает в себе все подобные идеи.

Теория свободного общества предлагает фреймворк, в рамках которого могут сосуществовать все идеи касательно общественного устройства. Любой человек, придерживающийся любой идеи, может стать частью свободного общества, если он согласен реализовывать свои планы придерживаясь свободы деятельности, договорённости и ассоциации, без принуждения кого-либо к участию, налогового грабежа и других неизменных атрибутов политического подхода.

Поскольку теория свободного общества предлагает широкий подход, качественно отличающийся от узкого и однобокого политического подхода, и предоставляет фреймворк для совмещения всех идей касательно общественного устройства в рамках единой системы, можно говорить о её категорическом превосходстве.

Что даёт нам понимание этого? То, что реализация отдельно взятой идеи политическими методами и исключение всех остальных идей – узкий и однобокий подход, крайне примитивный в сравнении с подходом, предлагающим свободное общественное устройство. 

Что даёт нам это в плане популяризации идей свободы? Возможность убедить людей в превосходстве свободного общественного устройства над, опять же, узким, однобоким и примитивным предложением политического метода. Люди должны понять, что государственная политика – это варварство, а общество, которое использует её, не может называться цивилизованным, поскольку разве есть ли хоть немного цивилизованности в том, чтобы насильственно принуждать всех людей подчиняться единым порядкам вместо предоставления им возможности жить так, как они сами этого хотят?

Неэффективность государства

Из предыдущих утверждений мы можем вывести два важных аргумента против института государственности. 

Первый аргумент говорит, что независимо от формы правления государство основано на угнетении интересов отдельных групп лиц (или даже всех сразу, если они решили действовать путём политического компромисса). Поскольку государственная политика предполагает, что любые вынесенные с её использованием решения должны быть в принудительном порядке навязаны всем членам общества, она вызывает конфликт интересов и бесконечную борьбу за власть между субъектами с различающимися стремлениями.

Второй аргумент основывается на территориальном монополизме и неоспоримости власти государства. В отличие от рыночных и свободных для выбора обществ и организаций, государства не конкурируют за людей в полной мере, у них всегда есть определённое население, которое ввиду тех или иных барьеров никогда не покинет своё место жительства. По этой причине государство способно компенсировать издержки неэффективно проводимой политики за счёт налогообложения. В отличие от рыночных агентов, сотрудники, участники и клиенты которых могут переходить между ними без необходимости сталкиваться с гигантскими издержками, у государства нет экономических стимулов функционировать наиболее эффективным способом, конкретному правительству достаточно лишь проводить в той мере эффективную политику, в которой население не будет чрезмерно возмущаться и угрожать его устранением.

Используя второй аргумент можно вывести ещё одно утверждение против государства. Реализация любой идеи с использованием инструментов государственного принуждения и финансирования путём налогообложения делает её неконкурентной и независимой от извлекаемых выгод и убытков, а значит и от заинтересованности в ней людей. В таких условиях нет экономических стимулов стараться реализовать идею самым эффективным образом, ведь в любом случае все издержки можно покрыть через налогообложение. Кроме того, можно даже заполучить поддержку идеи со стороны других людей попросту объявив все альтернативы, конкурирующие с ней, незаконными, а следование им наказуемым силой государственных правовых органов. Это приводит к тому, что идеи, реализуемые через государство, очень часто требуют значительных затрат и дают в итоге неудовлетворительные результаты.

Также стоит вспомнить ещё один аргумент, который касается государственного социального обеспечения. Частные системы страхования и социальной помощи обычно предполагают, что клиент должен следовать определённым правилам, прописанным в контракте с соответствующей организацией, чтобы иметь возможность получить помощь в случае её необходимости. Кроме того, они выделяют ровно столько помощи, сколько необходимо человеку для решения его проблем, и ни чуть больше, поскольку им невыгодно просто так раздавать деньги налево и направо. Но кому это может быть выгодно? Именно государству, а точнее конкретным политическим силам, которые могут использовать щедрые субсидии для поднятия своего рейтинга. Также многие виды государственной помощи зачастую несут безусловный характер. Возьмём в качестве примера случай, когда человек травмировался, но не из-за непредвиденного случая, а ввиду безрассудности собственного поведения, вызванной, например, пьянством, или агрессивностью характера. В частных условиях такой человек не получит помощи, обычно страховые организации не выделяют её в тех случаях, в которых их клиент сам виноват в произошедшем. Ему придётся лечиться либо за свой счёт, либо в кредит. В будущем это явно приведёт к росту ответственности данного человека. Но если бы его вылечили бесплатно (за счёт налогоплательщиков) и безусловно? Очевидно, в данной ни о каком росте ответственности в будущем не может быть и речи, поскольку человек не понёс значительные расходы ввиду безрассудства.

К чему всё это приводит? К децивилизации[3]! Люди становятся менее ответственными, начинают развивать в себе негативные черты характера, вместо выполнения трудовой деятельности стараются обеспечивать себя за счёт разнообразных социальных выплат и т.д. В таких условиях общество приходит в упадок.

Данные аргументы явным образом дискредитируют государство, они демонстрируют его ужасающую неэффективность и то, что оно приводит к общественному и экономическому упадку. Именно поэтому не стоит забывать упоминать данные аргументы при популяризации идей свободы, чтобы окончательно убедить людей в том, что государство может только навредить им.

Панархический подход

Все предыдущие аргументы касались критики государства, однако одной критикой нельзя обойтись, поскольку без выдвижения альтернатив государству люди могут вовсе не прекратить его поддерживать, даже несмотря на то, что в их глазах оно является чистейшим злом. 

То, как свободное общество способно функционировать, можно рассказать исходя из огромной теории, сложных абстрактных концепций, анализа каждой конкретной проблемы по отдельности, однако это неэффективный подход, поскольку он абсолютно неприменим к широким массам людей, которые не заинтересованы в изучении общественной, политической и экономической науки на академическом уровне, и у которых и без этого полно собственных забот. Также объяснение сложной теории может столкнуться со случайно возникающими противоречиями, недопониманием и многими другими явлениями, которые способны вовсе отпугнуть целевую аудиторию. Именно поэтому необходимо использовать простой и эффективный подход, который предоставляет панархия[4]. Среди всех моделей свободного общества, которые мы можем представить, панархическая модель является самой простой в объяснении и понимании. Что она из себя представляет я продемонстрирую выдержкой из «Теории Свободного Общества»:

«Решение становится довольно очевидным, если посмотреть на данные проблемы через призму панархии. Оно состоит в избавлении от негативных результатов деятельности государств путём их замещения Экстерриториальными Контрактными Юрисдикциями (ЭКЮ), выполняющими те же самые функции, но при этом являющимися обычными рыночными организациями, работающими экстерриториально и на основании добровольных договорённостей с другими субъектами.

Идея ЭКЮ состоит в том, чтобы каждый человек имел возможность свободно переходить между разными юрисдикциями, не сталкиваясь с огромными издержками. Как уже указывалось в прошлой главе, человеку в рыночной среде не составляет особого труда поменять заведение, в котором он питается, пойти лечиться в другую клинику, составить договор с другим страховым агентом, перейти работать на другую компанию и т.д. Именно это, вместе с невозможностью покрывать собственные убытки путём принудительного изъятия чьих-либо средств, и создаёт рыночную конкуренцию, необходимую для возникновения экономических стимулов выполнять свои функции наиболее эффективным образом.

Рыночная свобода поспособствует возникновению разнообразных юрисдикций, соответствующих интересам разных людей. Каждый сможет выбрать себе юрисдикцию с теми порядками и предоставляемыми услугами, которые удовлетворяют его желания наилучшим образом, при этом зачастую даже не меняя собственного места жительства. Это будет содействовать решению конфликта интересов, поскольку теперь не нужно будет бороться за монопольную власть как единую возможность реализации своих планов, каждый сможет воплотить свои идеи в частном порядке. Например, сторонник традиционализма и сохранения нации может стать членом юрисдикции, законы которой запрещают участникам близкие отношения с представителями других наций и требуют от них соблюдения традиционного образа жизни (он также может основать такую юрисдикцию, если до него этого ещё никто не сделал). Сторонник перераспределения средств может вступить в такое общество, все участники которого должны отдавать большую часть своих доходов в общий бюджет и перераспределять его между собой равномерно или прибегая к какому-либо другому критерию справедливости. Сторонники разнообразных идеологий и образов жизни смогут объединяться в общества, основанные на добровольной ассоциации участников. Вместо необходимости выведения неких обязательных для насаждения всем идеальных или компромиссных жизненных порядков, свободное общество предлагает каждому возможность жить в соответствии со своими собственными интересами. 

Одни люди могут подписать контракт сразу с несколькими юрисдикциями, если правила участия в них не противоречивы. Другие могут вовсе отказаться от участия в какой-либо юрисдикции и обеспечивать собственные потребности напрямую договариваясь с поставщиками таких услуг, как медицинская помощь, социальное страхование, полицейская защита и т.п., а также взаимодействовать со всеми внешними субъектами, не прибегая к чьему-либо посредничеству.»

Как мы видим, рассказывая кому-либо о панархии вовсе не нужно использовать сложную, запутанную и много кому непонятную теорию. Всё, что мы делаем в такой ситуации – указываем на критические недостатки системы территориальных монопольных юрисдикций, и предлагаем ей взамен систему экстерриториальных контрактных юрисдикций. Не нужно рассматривать, как будет функционировать каждая сфера деятельности по отдельности, можно говорить, что общие механизмы останутся те же, просто они будут лишены определённых негативных аспектов, что только приведёт к значительному росту эффективности тех же сфер деятельности и взаимоотношений между субъектами.

Конечно, может возникнуть вопрос о том, как в такой системе будет обеспечено управление общими ресурсами, порядками и законами, ведь на одной и той же территории могут функционировать разные юрисдикции. Ответ на этот вопрос дают концепции взаимосвязанности субъектов и контрактной сети, которые я рассматривал уже в «Теории Свободного Общества». Если кратко, то они состоят в том, что субъекты свободного общества не будут находиться в полной изоляции один от одного, поскольку ни одна договорённость не может быть действительной без её утверждения третьей стороной (нотариусом), и, кроме того, сами третьи стороны тоже нуждаются в договорённостях с другими субъектами, чтобы иметь возможность вести свою деятельность, поскольку они не могут подтвердить свою нотариальную или судебную компетенцию не имея заранее установленных механизмов касательно решения разногласий (арбитража). Ввиду всего этого возникнет сложное переплетение договорённостей между разными субъектами, что и приведёт к возникновению стандартов, норм и законов касательно общих для них ресурсов и проблем. 

Кроме того, стандартизация норм в условиях свободного общества возможна просто потому, что это всем выгодно. Для аргументации данного утверждения приведу следующую выдержку:

«Хорошим примером частных стандартизации норм и управления общим ресурсом является становление железных дорог в США. В 19-ом веке они управлялись частными компаниями, и изначально у дорог, принадлежащих разным компаниям, были разные стандарты колеи и сигнальные системы. Однако самим компаниям было невыгодно каждый раз менять вагоны для перевозки груза через маршрут, дороги которого принадлежали разным организациям, и была невыгодной ситуация, когда перевозящий груз машинист мог запутаться в различиях сигнальной системы на разных участках маршрута. В итоге стремление уменьшить издержки и тем самым получить выгоду привело к возникновению спроса на стандартизацию, появилась частная организация, которая за некую плату от железнодорожных компаний помогла в переоборудовании колеи под единый стандарт, а также это стремление привело к договорённостям о стандартизации сигнальной системы[5].

Мы видим, что свободное общество не приведёт к ситуации, когда на разных частных дорогах и улицах возникают слишком различающиеся правила поведения и передвижения, организации и юрисдикции, которые будут владеть дорогами и улицами в частном порядке, договорятся о стандартизации норм как минимум потому, что им всем это выгодно. В свободном обществе не возникнет никаких проблем с использованием общих ресурсов, разные организации и юрисдикции способны справиться с совместным управлением дорогами, улицами, телекоммуникационными линиями, нефтегазовыми трубопроводами и т.п. Нежелание сотрудничать с другими субъектами в сферах стандартизации норм и управления общими ресурсами вполне может привести к неэффективному использованию ограниченных ресурсов и потере клиентов ввиду причиняемых им неудобств, в результате чего организация и вовсе может обанкротиться. Именно поэтому у частных компаний есть стимул договариваться между собой в решении общих проблем.»

Думаю, на данном этапе не должно возникать дальнейших сомнений в том, что система, предлагаемая панархическим подходом, жизнеспособна и полностью функциональна.

Источники:

1. Виталий Тизунь «Теория Свободного Общества: Краткое изложение критики государственной деятельности, основ устройства свободного общества, аспектов его функционирования и путей практического достижения»;
2. Мансур Олсон «Диктатура, демократия и развитие», Экономическая политика: журнал. — 2010. — № 1. — С. 170;
3. Ганс-Герман Хоппе «Демократия – низвергнутый Бог», Глава 1 – Временные предпочтения, правительство и процесс децивилизации;
4. Панархия – концепция формы правления, которая охватила бы все остальные, выдвинутая Полем Эмилем де Пюидом в одноименной статье 1860 года. Поддерживая экономику невмешательства (laissez-faire), он применил эту концепцию к праву человека выбирать любую форму правления, не будучи вынужденным переезжать из своего нынешнего места жительства;
5. Фрэнк Доббин «Формирование промышленной политики», Глава II.  США – Техническая и управленческая координация.


Ключевые слова: популяризация, психологическая стратегия, фреймворк свободных взаимоотношений, панархия

Категория: Общество | Добавил: ukroliberty (2020-05-01)
Просмотров: 122 | Рейтинг: 0.0/0
Вы можете отблагодарить автора материала донатом по следующим реквизитам:

BTC: 19LwwiQKi6wpiW5mto6CmNrNtQWUK8AcFL
ETH: 0x40524e03255b44e45f9821a52abaabddf7d8de2d
LTC: LcGSfdYKpZxmNeP46UY2uJZsVUB6Ptyirr

Для просмотра полного списка реквизитов нажмите здесь.
Всего комментариев: 0
avatar