Теория Свободного Общества «Часть I»

На этой странице вы можете ознакомиться с трудом Виталия Тизуня «Теория Свободного Общества».


Труд «Теория Свободного Общества» представляет собою краткое изложение критики государственной деятельности, основ устройства свободного общества, аспектов его функционирования и путей практического достижения. Первым делом рассматривается вопрос того, почему нам необходимо достичь свободы и избавиться от государства. После определения всех негативных аспектов, являющихся неизменными атрибутами государства, мы переходим к формированию концепции свободного общества, полностью основанного на свободе деятельности и договорённости, а также анализу свойств и механизмов, которые обеспечивают его жизнеспособность и устойчивость. Разобравшись с недостатками государства и устройством свободного общества, мы можем определить пути практической реализации идей свободы.

Данный труд хорошо подойдёт для людей, начинающих свой путь в изучении свободного общественного устройства, однако он также предоставляет хорошее пособие для тех, кто уже знаком с идеями свободы, ввиду предоставления простых и крайне понятных концепций, которые можно взять на вооружение. Кроме того, я рекомендую этот труд к ознакомлению каждому, кто частично или даже полностью не поддерживает идею абсолютно свободного общества, возможно выложенная в нём аргументация сможет Вас переубедить.


Полный текст данного труда доступен для просмотра в pdf формате, нажмите здесь.

Также его можно скачать в следующих форматах: pdf, fb2, epub, mobi.


На данной странице находится текст первой части труда, вмещающий первую главу и часть второй главы. Со второй частью вы можете ознакомиться здесь.


ВСТУПЛЕНИЕ

Большинство распространённых в современном мире концепций общественного устройства, независимо от разнообразия выдвигаемых ими идей и целей, неизменно предполагают существование монопольной для определённой территории организации, имеющей над ней и её жителями неоспоримую власть. Название такой организации – государство.

Разные концепции общественного устройства предлагают реализацию разных форм государства. Оно может всецело держать под контролем деятельность своих граждан, либо же ограничивать её только в совсем узком ряде вопросов. Его управлением может заниматься единоличный диктатор, или некая ограниченная группа лиц – элита; управление может нести представительскую форму с избираемым правительством, или же быть реализовано с использованием механизмов прямой демократии, без каких-либо институтов представительства, с участием каждого гражданина в решении всех политических вопросов напрямую и на равных правах. Оно может выдвигать разные проблемы на первый план и предлагать разные пути их решения. Но сама необходимость существования государства как территориально монопольной организации, имеющей неоспоримую власть, является обязательным пунктом всех таких концепций.

Идея общественного устройства, основанного на монопольной власти, настолько внедрилась в человеческое мышление, что попытки полностью выйти за её рамки почти никогда не предпринимаются, мышление вне рамок этой идеи чуждо для большинства людей. Институт территориально монопольного государства многими считается естественным и даже вовсе обязательным условием существования развитого человеческого общества. Общепринято, что многие вопросы и проблемы не могут быть решены рыночным путём, то есть путём частной деятельности и добровольных взаимоотношений между субъектами, что некоторые из них (а в случае определённых концепций общественного устройства и вовсе все) должны решаться политическим путём – путём использования недоговорных механизмов достижения решений и их насаждения определённому коллективу субъектов независимо от согласия тех или иных его участников.

Коллектив субъектов, подчинённых государству, разумеется, не рассматривается как добровольная их ассоциация, поскольку такая ассоциация может возникнуть только из договорённости, составленной субъектами частным, то есть рыночным путём, по собственному желанию каждого из них. Такой коллектив принимается как единое целое исключительно по территориальному признаку. Возможность организации общества как добровольной ассоциации субъектов не рассматривается государством ни при каких обстоятельствах. В качестве естественных и неоспоримых фактов принимаются связанность субъектов, находящихся в территориальных владениях государства, и необходимость контроля их деятельности с использованием единой власти (и нет особой разницы, является ли это власть диктатора, элиты, избранных президента и парламента, или же электорального большинства напрямую).

Первой из целей данного труда является рассмотрение политического подхода к организации общественного устройства и разоблачение его критических недостатков. Далее мы попытаемся выйти за рамки идеи необходимости территориально монопольного государства с неоспоримой властью и сформируем концепцию свободного общества, полностью основанного на частной деятельности разных субъектов и добровольных договорных взаимоотношениях между ними. Разобравшись с тем, каким образом свободное общество может функционировать, что обеспечивает его жизнеспособность, и чем оно радикально отличается от общества, подчинённого монопольной и неоспоримой власти государства, мы выработаем несколько стратегий его практического достижения.

На этом можно завершить со вступительной частью труда и перейти к рассмотрению интересующих нас тем, а также самому формированию концепции свободного общества.

I. ПОЧЕМУ СВОБОДА?

Первым вопросом, без ответа на который нельзя перейти к формированию любой концепции общественного устройства, является вопрос о недостатках других концепций, о том, какие их аспекты необходимо пересмотреть, и главное – почему?

Как мы уже выяснили, основным аспектом большинства концепций общественного устройства является необходимость государства как территориально монопольной организации, имеющей неоспоримую власть. Проанализировав этот аспект и определив его критические недостатки, мы сможем понять, зачем нужно отбросить государственнический подход к организации общества и начать искать ему альтернативу.

Государство – враг личных интересов

Каждый человек обладает личными потребностями, интересами и целями, которые он преследует в ходе своей деятельности. Разумеется, большинство желаний и целей недостижимы без взаимодействия между людьми и разделения труда. Взаимоотношения могут быть двух видов: добровольные – основанные на частных договорённостях между разными субъектами, и принудительные – несущие характер подчинения одних субъектов другими. Именно ко второму виду и относятся общественные взаимоотношения, находящиеся под контролем государственной власти.

Это свойство государства никак нельзя изменить, просто изменив форму правления. Отличие между авторитарными и демократическими формами правления лишь в том, что в первом случае власть находится в руках ограниченной группы людей (или даже вовсе единого диктатора), а во втором принадлежит электоральному большинству (и то на практике демократия чаще всего несёт представительский характер, то есть власть принадлежит не электоральному большинству напрямую, а избранным этим большинством представителям). Даже идеальная прямая демократия, в которой каждое политическое решение принимается через всеобщее голосование, всё равно никак не может отменить факт принудительного подчинения одних субъектов другими.

Соответственно государство провоцирует конфликт интересов и бесконечную борьбу за власть между субъектами с различающимися стремлениями. Проблемы, находящиеся в рыночной среде, имеют индивидуальные решения, тогда как проблемы из политической сферы всегда предполагают одно решение для всех, то есть ущемление интересов одних субъектов (проигравших в политической борьбе) в пользу интересов других (выигравших в ней).

На подобные утверждения можно ответить, что только прибегая к механизмам власти и принуждения можно добиться некого общего блага, способного в той или иной мере принести пользу всем людям, а значит и требующего силового насаждения тем, кто не хочет его принимать, поскольку такие люди сами не понимают, что для них полезно, а что вредно. Но что такое это общее благо? Я отвечу, что оно всего лишь фикция! Бывает только частное благо, и определить его для себя может лишь сам человек. Также определённое благо может быть коллективно преследуемым людьми со схожими частными интересами на основании добровольных взаимоотношений и без использования методов силового принуждения. Но не бывает никакого общего блага, которое можно было бы применить к каждому человеку независимо от его интересов и желаний.

Как верно заметил Людвиг фон Мизес, деятельность человека состоит в замещении более беспокойного состояния менее беспокойным[1]. В этом суть любой деятельности – в беспокойстве, вызванном определёнными потребностями, желаниями или проблемами, и дальнейшими действиями или бездействием, в зависимости от того, что по мнению самого человека принесёт ему меньше беспокойства в будущем. Из этого мы получаем, что любой человек в попытке выдвинуть какую-либо идею (это ведь тоже является деятельностью), в том числе и идею некого общего блага, выражает собственное, частное беспокойство по поводу определённого порядка дел. Любое высказанное им решение выдвинутых проблем, соответственно, в первую очередь послужит уменьшению его собственного беспокойства, то есть оно будет благом для него. Но у него нет никакой возможности утверждать в отрыве от интересов других людей, что это решение полезно и для них. Если он объявит его общим благом, которое должно быть реализовано по отношению ко всем людям независимо от их частных желаний, то это лишь снова послужит уменьшению именно его собственного беспокойства, состоящего в том, что люди следуют не тем идеям и образу жизни, принятия которых он бы от них хотел.

В результате мы получаем, что сторонник общего блага соврёт (сам того не понимая, или даже целенаправленно), если скажет, что в своих попытках подчинить всех людей единому и универсальному закону он в первую очередь преследует некие высшие ценности, а не свои личные интересы. Любая такая попытка является всего лишь эгоистическим желанием человека заставить всех остальных принять его идеалы. Именно поэтому любые идеологии, выступающие за какое бы то ни было общее благо, лживы, как и лжива деятельность государства, состоящая в принудительной реализации той или иной идеологии по отношению к принадлежащему ему населению, поскольку в первую очередь они служат удовлетворению интересов идеологов и государственных деятелей. Такие идеологии и связанная с ними политическая деятельность способствуют замещению воли человека в пользу некой общественной воли (которая на самом деле является волей идеологов и государственных деятелей) и уничтожению его собственного «я»[2]. Сама попытка определить общее благо говорит о том, что его не существует, что благо и польза бывают только частными.

Кроме всего этого стоит упомянуть и то, как, собственно, возникло общество, в основе которого лежит подчинение государственной власти. Хороший ответ на это даёт нам теория стационарного бандита. Данная теория утверждает, что государство возникло как бандит, который отказался от кочевого образа жизни и нерегулярных грабежей, осел на определённой территории, подчинил силой её население и тем самым в результате получил постоянную возможность грабить людей путём налогообложения[3]. Она опровергает теорию общественного договора, говорящую, что государство является всего лишь следствием всеобщей договорённости о передачи управленческих полномочий в руки отдельных людей. Я никогда не видел общественный договор в действительности и не подписывал его. Кто-то может возразить этому аргументу указывая на государственную конституцию и факт принятия мною гражданства. Однако это вынужденная мера, она равносильна согласию безоружного человека с условиями бандита ввиду издержек, с которыми он может столкнуться в случае отказа подчиняться. Очень сомнительно, что большие массы людей способны добровольно и в едином порыве пойти на такое соглашение. Скорее всего их вынудили принять условия государства. Общественный договор не более, чем фикция, а государство – это бандит, корни которого лежат в насильственном подчинении, грабеже, убийствах и прочих преступлениях против людей.

Только избавившись от общественной системы, основанной на территориальном монополизме и неоспоримости власти, мы сможем перестать быть слугами государства-бандита, а также сопутствующих его, но несуществующих в реальности общего блага и общественного договора. Именно общество, основанное на свободе деятельности частных субъектов и добровольности взаимоотношений, способно дать каждому возможность жить максимально в соответствии со своими собственными интересами. 

Государство – неэффективная организация

Как мы уже указывали много раз, государство является монопольной организацией, не участвующей в рыночной конкуренции, деятельность которой основана на принудительной власти и подчинении. 

Конечно, в определённой степени разные государства конкурируют за людей. Однако эта конкуренция слишком незначительная, чтобы влиять на ситуацию в целом. Основная часть населения любого государства не покинет его территорию ввиду культурных, языковых, экономических и большого множества других барьеров, неизбежно возникающих при кардинальном изменении места жительства. Кроме того, ничто не гарантирует сохранность политического курса другого государства, он может резко измениться и перестать соответствовать требованиям мигранта, что снова вынудит его столкнуться с перечисленными ранее издержками при очередном переезде. 

Учитывая всё это, государство всегда имеет в своём подчинении определённое население, которое никогда не покинет его территорию, оно всегда может облагать его налогами и тем самым обеспечивать собственное существование, или даже использовать самих людей в своих целях, например, вводя трудовую или воинскую повинность.

В рыночной среде разные организации и общества конкурируют между собой за клиентов и участников. В процессе конкуренции у них возникает необходимость как можно эффективнее функционировать, то есть тратить свои силы и ресурсы наиболее рациональным образом, чтобы обеспечить как можно меньшую стоимость своих товаров и услуг, и при этом как можно высшее их качество. Также такие организации конкурируют за работников, что вынуждает их повышать заработную плату и улучшать трудовые условия. В ином случае они будут лишаться своих клиентов, участников и работников в пользу других организаций и обществ, особенно учитывая то, что при смене рыночного агента человек сталкивается с куда меньшими издержками и барьерами, чем при смене нерыночного агента, то есть государства. Человеку в рыночной среде не составляет особого труда поменять заведение, в котором он питается, пойти лечиться в другую клинику, составить договор с другим страховым агентом, перейти работать на другую компанию и т.д.

Государство не находится в условиях рыночной конкуренции, поэтому у него, а также у защищаемых им организаций, нет экономических стимулов функционировать как можно более эффективным образом. Конкретному правительству достаточно лишь проводить не слишком ужасную политику, в той мере эффективную, в которой население не будет излишне протестовать, а также иметь силовые структуры, способные справиться со всё же возникающими время от времени незначительными возмущениями. Конечно, некоторые сотрудники государственных органов могут хотеть работать как можно эффективнее по собственному желанию, однако в любом случае, находясь в неконкурентной среде и имея право изымать чужие средства с помощью налогообложения, они лишаются возможности адекватно оценивать рациональность использования своего труда и ресурсов.

Не стоит надеяться и на то, что власть можно дать в руки хорошим людям, главной целью которых будет забота о своём населении. Обычно правительственные посты привлекают бандитов и грабителей, которые на предоставление государственных услуг выделяют лишь небольшую часть бюджета, необходимую для удержания возмущения граждан ниже некого критического уровня. Думаю, можно не говорить, что станет с частной компанией, которая будет вести свою деятельность подобным образом.

Необходимо также сделать одно замечание о функционировании рыночных организаций. Нередко во время обсуждения экономических проблем противники свободного рынка указывают на якобы факт того, что на самом деле даже в рыночных условиях многие организации выпускают дорогую и некачественную продукцию, а также эксплуатируют своих работников выплачивая им мизерные зарплаты и заставляя работать в ужасных условиях. Однако эти утверждения являются результатом умалчивания действительных причин такого поведения. Государство и конкретная организация могут иметь договорённости между собой, её руководители могут быть родственниками или друзьями некоторых государственных чиновников, или же они могут дать им взятку. Всё это в той или иной мере защищает связанную с государством организацию от рыночной конкуренции, она получает возможность лоббировать свои интересы используя закон и правовую силу. Можно сделать вывод, что именно государство способствует ухудшению качества деятельности рыночных агентов, так как оно даёт им возможность достичь собственных целей не только рыночными, но и политическими методами.

Не стоит ожидать от государства особой эффективности в выполнении возложенных на него обязательств, поскольку у него нет экономических стимулов функционировать наилучшим образом. Также таких стимулов нет и у организаций, защищённых государством от рыночной конкуренции через субсидирование и дискриминационные законы.

Государство – враг идеи

Когда мы сталкиваемся с желанием или необходимостью практической реализации определённой идеи, то у нас есть два варианта. Первый вариант состоит в реализации идеи собственными силами, привлечении людей и инвестиций к её реализации на добровольных основаниях и формировании заинтересованных в ней частных организаций и обществ. Второй вариант состоит в том, чтобы реализовать идею прибегая к государственным инструментам принуждения в поиске поддержки и налогообложению в качестве источника инвестиций. 

Разумеется, реализация любой идеи с использованием инструментов государственного принуждения и финансирования путём налогообложения делает её неконкурентной и независимой от извлекаемых выгод и убытков, а значит и от заинтересованности в ней людей. В таких условиях нет экономических стимулов стараться реализовать идею самым эффективным образом, ведь в любом случае все издержки можно покрыть через налогообложение. Кроме того, можно даже заполучить поддержку идеи со стороны других людей попросту объявив альтернативы, конкурирующие с ней, незаконными, а следование им наказуемым силой государственных правовых органов.

Таким образом любые проекты и производство, живущие за счёт налогообложения и защиты от конкуренции, а также любые идеи и идеологии, реализуемые с использованием инструментов государственного принуждения, со временем всегда вырождаются и становятся крайне неэффективными. Нельзя ничего другого ожидать от реализации чего-либо путём насильственного изъятия у населения средств и его принуждения к подчинению, кроме как нерациональной растраты ресурсов, сил и времени, а также плохих итоговых результатов.

Вторым негативным аспектом является сам факт того, что реализация чего-либо через государство требует наличия инструмента политической власти. Нельзя гарантировать то, что этот инструмент всегда будет находиться в руках заинтересованных в определённой идее людей. Каждый, кто прибегает к реализации чего-либо государственным путём, должен понимать, что в любой момент инструмент власти может попасть в руки других людей, придерживающихся совсем других взглядов, и они в первую очередь используют его с целью уничтожения всех достижений предыдущих владельцев этого инструмента. 

Важную роль в случае политического управления играет то, что некоторые идеи, например, идеи в отношении того, как должно функционировать общество, не могут сосуществовать с конкурирующими им идеями, единственный возможный вариант – заставить всех принять единую идею любыми методами, вплоть до силовых. Это способствует возникновению конфликтов между субъектами с разными интересами, поскольку у них нет возможности реализовать свои идеи в частном порядке, они вынуждены бороться за политическую власть. Такая борьба приводит к острым конфликтам и частой смене правительств.

В свете всего сказанного политическая борьба за власть вообще теряет какой-либо смысл. Она представляет собой лишь бесконечный процесс поочерёдной смены главенствующих идей, которые не могут быть сполна и эффективно реализованы ввиду перечисленных ранее аспектов. Более продуктивным в реализации любой идеи является именно рыночный путь, состоящий в создании частного производства благ, формировании частных организаций, специализирующихся на определённой деятельности, а также свободных к участию обществ заинтересованных и руководимых какой-то идеей людей, функционирующих в рыночной конкурентной среде. Именно это обеспечивает экономические стимулы для наиболее эффективной реализации и совершенствования идеи, а также даёт ей гарантию того, что она не будет уничтожена попросту сменой политической власти.

Государство – источник разложения общества

Поскольку взаимоотношения между государством и его гражданами имеют недоговорной характер, сами люди не несут ответственности за те аспекты своей деятельности, которые государство решило в одностороннем порядке взять под своё попечительство. Это приводит к определённым явлениям, которые можно описать термином децивилизация[4].

Основа децивилизации – государственное управление средствами подчинённых ему субъектов. Во-первых, государство принудительно отнимает некоторую часть их средств путём налогообложения. Во-вторых, государство перераспределяет средства от одних категорий населения к другим. За этими действиями скрываются негативные эффекты, влияющие и на облагаемое налогами, и на субсидируемое население.

Большая часть средств, собранных через налогообложение, не возвращается к налогоплательщикам в качестве неких благ ввиду таких факторов, как расточительное и неэффективное их использование (что включает инвестирование налоговых средств в производство благ, не имеющих соответствующего спроса у самих налогоплательщиков), воровство со стороны государственных чиновников, необходимость покрытия издержек функционирования массивного и неэффективного государственного бюрократического аппарата и т.д. Всё это уменьшает способность налогоплательщиков эффективно накапливать богатство. В отдельных случаях это приводит к тому, что перспектива инвестирования для некоторых налогоплательщиков становится слишком отдалённой в будущем, поскольку они имеют возможность откладывать лишь очень малую, совсем незначительную часть своих доходов. У них увеличивается экономический стимул тратить все свои средства на краткосрочное потребление дешёвых благ вместо того, чтобы откладывать их на покупку благ долгосрочного потребления или инвестирование в определённые активы и предпринимательскую деятельность. Этот процесс называется ростом временных предпочтений.

В случае перераспределения средств будет очевидным сказать, что в значительной мере оно происходит от производительной части населения (работников и предпринимателей) в пользу непроизводительной. Перед тем, как рассматривать проблемы государственного перераспределения средств, хочу заметить, что под непроизводительными категориями населения я подразумеваю людей, не имеющих каких-либо физических или умственных недостатков, затрудняющих выполнение трудовой или предпринимательской деятельности, но решивших в той или иной мере отказаться от этого в пользу потребления социальной помощи. Здесь не подразумеваются такие категории населения, как инвалиды, пенсионеры, временно страдающие несовместимыми с трудом болезнями и т.п. Вопрос их обеспечения в свободном обществе без помощи государства будет поднят в следующей главе. Сейчас же рассмотрим некоторые отдельные примеры того, как государственное перераспределение средств приводит к разрастанию непроизводительных категорий населения.

Государство спонсирует безработицу, когда безусловно обещает каждому безработному некую социальную помощь – у тех, чья зарплата ниже, соразмерна или не особо выше размера этой помощи больше нет экономического стимула работать. Государство спонсирует высокую рождаемость в нищих семьях, когда безусловно обещает социальную помощь за рождение детей, поскольку таким образом оно даёт им возможность обеспечить себя, не прибегая к трудовой деятельности. Государство спонсирует безответственность, когда обещает помощь тем, кто попал в затруднительное положение ввиду безрассудного поведения (например, предоставляя бесплатную медицинскую помощь зачинателю драки, который сам же от неё пострадал; росту ответственности в такой ситуации поспособствует только необходимость лечиться за свой собственный счёт или в долг). Во всех подобных случаях государство спонсирует проявление деструктивного поведения и паразитических черт характера у людей. Кроме того, растущее количество потребителей помощи только увеличивает налоговую нагрузку на производительных людей, что стимулирует их тоже бросать труд и становиться потребителями помощи. Последствия всего этого довольно очевидны: экономический кризис и разложение общества.

Налогообложение и государственное перераспределение средств разлагающе влияют на людей. Только договорные взаимоотношения, в которых каждый несёт ответственность за свои действия, а также способен полностью распоряжаться своими средствами и силой по собственному усмотрению, могут способствовать улучшению уровня жизни людей и проявлению у них положительных черт характера.

II. УСТРОЙСТВО СВОБОДНОГО ОБЩЕСТВА

Разобравшись с критическими недостатками системы общественного устройства, основанного на неоспоримости власти территориально монопольного государства, мы можем приступить к формированию концепции свободного общества, функционирующего за счёт частной деятельности субъектов и добровольных взаимоотношений между ними.

Как мы уже поняли из предыдущей главы, основным аспектом свободного общества является замещение недоговорных методов взаимодействия между субъектами договорными. В свободном обществе нет места недобровольным ассоциациям субъектов и политическим методам управления, оно характеризуется свободой ассоциации, деятельности и договорённости.

Разумеется, к подобному порядку дел могут возникать определённые вопросы, которые мы и рассмотрим в этой и следующих главах.

Контрактные юрисдикции

Государство является поставщиком широкого ряда товаров и услуг. Нередко критика свободного общественного устройства говорит о том, что большая часть выполняемых государством функций не может быть делегирована частным организациям, что такие функции ввиду тех или иных их особенностей могут быть реализованы только с использованием государственных механизмов принуждения.

На каждый случай той или иной государственной функции теория свободного общества способна дать ответ о том, как она будет работать без государства. Несколько таких ответов мы рассмотрим позже в качестве примеров того, что в государстве вовсе нет необходимости. Но сейчас я предложу немного иной подход.

Ранее мы определили две главные проблемы, к которым приводит институт территориально монопольного государства с неоспоримой властью. Первая проблема – это несоответствие деятельности государства интересам его граждан. Главной причиной этого является принятие всех жителей определённой территории как некого единого коллектива, к каждому участнику которого должны быть применены единые порядки и законы, что неизбежно приводит к столкновению интересов разных субъектов и подчинению одних субъектов другими как единственного возможного выхода из конфликтной ситуации.

Вторая проблема состоит в неэффективности функционирования государств, связанной с незначительностью их конкуренции за людей ввиду колоссальных издержек и преград, мешающих тем покинуть одно государство в пользу другого. Из-за этого большинство населения любого государства никогда не переезжает жить на территорию других государств. Государство, в отличие от рыночных агентов, всегда имеет возможность компенсировать издержки, связанные с неэффективностью собственного функционирования, используя налогообложение и контроль деятельности своих граждан.

Это и есть результаты территориального монополизма государства и неоспоримости его власти. Решение становится довольно очевидным, если посмотреть на данные проблемы через призму панархии[5]. Оно состоит в избавлении от негативных результатов деятельности государств путём их замещения Экстерриториальными Контрактными Юрисдикциями (ЭКЮ), выполняющими те же самые функции, но при этом являющимися обычными рыночными организациями, работающими экстерриториально и на основании добровольных договорённостей с другими субъектами.

Идея ЭКЮ состоит в том, чтобы каждый человек имел возможность свободно переходить между разными юрисдикциями, не сталкиваясь с огромными издержками. Как уже указывалось в прошлой главе, человеку в рыночной среде не составляет особого труда поменять заведение, в котором он питается, пойти лечиться в другую клинику, составить договор с другим страховым агентом, перейти работать на другую компанию и т.д. Именно это, вместе с невозможностью покрывать собственные убытки путём принудительного изъятия чьих-либо средств, и создаёт рыночную конкуренцию, необходимую для возникновения экономических стимулов выполнять свои функции наиболее эффективным образом.

Рыночная свобода поспособствует возникновению разнообразных юрисдикций, соответствующих интересам разных людей. Каждый сможет выбрать себе юрисдикцию с теми порядками и предоставляемыми услугами, которые удовлетворяют его желания наилучшим образом, при этом зачастую даже не меняя собственного места жительства. Это будет содействовать решению конфликта интересов, поскольку теперь не нужно будет бороться за монопольную власть как единую возможность реализации своих планов, каждый сможет воплотить свои идеи в частном порядке. Например, сторонник традиционализма и сохранения нации может стать членом юрисдикции, законы которой запрещают участникам близкие отношения с представителями других наций и требуют от них соблюдения традиционного образа жизни (он также может основать такую юрисдикцию, если до него этого ещё никто не сделал). Сторонник перераспределения средств может вступить в такое общество, все участники которого должны отдавать большую часть своих доходов в общий бюджет и перераспределять его между собой равномерно или прибегая к какому-либо другому критерию справедливости. Сторонники разнообразных идеологий и образов жизни смогут объединяться в общества, основанные на добровольной ассоциации участников. Вместо необходимости выведения неких обязательных для насаждения всем идеальных или компромиссных жизненных порядков, свободное общество предлагает каждому возможность жить в соответствии со своими собственными интересами. 

Одни люди могут подписать контракт сразу с несколькими юрисдикциями, если правила участия в них не противоречивы. Другие могут вовсе отказаться от участия в какой-либо юрисдикции и обеспечивать собственные потребности напрямую договариваясь с поставщиками таких услуг, как медицинская помощь, социальное страхование, полицейская защита и т.п., а также взаимодействовать со всеми внешними субъектами, не прибегая к чьему-либо посредничеству.

Взаимосвязанность субъектов

Теоретический анализ системы свободного общества зачастую начинается с ошибки, которая заключается в рассмотрении каждой субъектной единицы в отрыве от других единиц и непонимании сути многих механизмов взаимоотношения субъектов.

Когда, например, рассматриваются взаимоотношения любых двух субъектов (людей, организаций, не важно), то часто можно услышать, что без принудительного контроля сверху нет помех тому, чтобы один субъект нарушил договорённости или вовсе силой подчинил другого субъекта. Но здесь не учитывается сама сущность такой вещи, как договор, данный пример рассматривает договаривающиеся стороны в отрыве от всех остальных субъектов. Чтобы договор между несколькими субъектами имел силу, чтобы этот договор признавался и уважался теми сторонами, которые в нём не участвуют и всем остальным обществом, чтобы судебные органы могли рассмотреть дело, касающееся разногласий по поводу данного договора, необходимо его утверждение третьей стороной. Государство устанавливает либо собственных представителей, либо частных, но обязательно лицензированных им нотариусов в качестве такой стороны, и этим же жёстко контролирует порядок формирования и исполнения любых договорённостей. В такой ситуации именно государство определяет сущность договорённости, и как бы это определение не произошло, оно не будет соответствовать интересам многих частных субъектов, желающих взаимодействовать между собой по-другому.

Решением этой проблемы является выбор ещё одного частного субъекта в качестве третьей стороны. Надёжность и работоспособность такого выбора обеспечивают два фактора. Первый фактор – это репутация третьей стороны, ведь у частных субъектов нет никакой выгоды выбирать в качестве третьей стороны такого нотариуса, который не имеет никакой репутации, либо же вовсе известен некачественным исполнением своих обязанностей. Ради собственной выгоды они будут искать третью сторону, способную подтвердить свою надёжность либо хорошей репутацией со своей стороны, либо гарантиями от другого субъекта с хорошей репутацией (в качестве примера приведу нотариуса, недавно окончившего собственное обучение, и тем самым неспособного гарантировать свою компетентность ничем, кроме как её подтверждением со стороны учебного заведения). Подробнее о функционировании репутационных институтов и их важности для свободного общества мы поговорим немного позже.

Второй фактор – третья сторона тоже не находится в вакууме, она так же само нуждается во взаимоотношениях с другими субъектами. Идею частного субъекта как третьей стороны или арбитра часто стараются высмеять, задавая вопрос о том, как будут работать частные суды, ведь разные суды могут вынести разные вердикты, что сделает невозможным решение конфликта. Это бессмысленный вопрос, он рассматривает частный суд в качестве стороны, находящейся в вакууме. Однако очевидно, что третья сторона не находится в вакууме, ей самой это же невыгодно, никто не пойдёт к нотариусу или судье, которые существуют сами по себе, без договорённостей с другими нотариусами и судьями, как минимум, о порядке арбитража в случае разногласий. Изолированный субъект даже не сможет заработать репутацию, подтверждающую его нотариальную или судебную компетенцию.

Взаимодействия разных субъектов в свободном обществе будут регулироваться договорённостями между ними и третьими сторонами, которые в свою очередь тоже будут связаны с другими субъектами договорными отношениями. Возникнет сложная контрактная сеть, определяющая порядок функционирования всего общества. Она будет представлять собой отличную систему сдержек и противовесов, предотвращающую беспорядок во взаимоотношениях и безнаказанность правонарушений.

Свободное общество с возникшей в нём контрактной сетью без проблем справится с упрощением взаимодействия между большим количеством субъектов, стандартизацией норм и управлением общими ресурсами. В нём вполне могут возникать посреднические организации, специализирующиеся на выполнении этих функций, а также у разных субъектов есть экономические стимулы сотрудничать между собой.

В качестве примера таких организаций-посредников можно привести транснациональные корпорации VISA и Mastercard, которые определяют стандарты проведения платёжных операций для большого количества банков, чем упрощают взаимодействия между разными субъектами по всему миру. При этом данные корпорации не имеют принудительной власти над самими банками и их клиентами, как это имеют государства, сотрудничество происходит на частных условиях.

Хорошим примером частных стандартизации норм и управления общим ресурсом является становление железных дорог в США. В 19-ом веке они управлялись частными компаниями, и изначально у дорог, принадлежащих разным компаниям, были разные стандарты колеи и сигнальные системы. Однако самим компаниям было невыгодно каждый раз менять вагоны для перевозки груза через маршрут, дороги которого принадлежали разным организациям, и была невыгодной ситуация, когда перевозящий груз машинист мог запутаться в различиях сигнальной системы на разных участках маршрута. В итоге стремление уменьшить издержки и тем самым получить выгоду привело к возникновению спроса на стандартизацию, появилась частная организация, которая за некую плату от железнодорожных компаний помогла в переоборудовании колеи под единый стандарт, а также это стремление привело к договорённостям о стандартизации сигнальной системы[6].

Мы видим, что свободное общество не приведёт к ситуации, когда на разных частных дорогах и улицах возникают слишком различающиеся правила поведения и передвижения, организации и юрисдикции, которые будут владеть дорогами и улицами в частном порядке, договорятся о стандартизации норм как минимум потому, что им всем это выгодно. В свободном обществе не возникнет никаких проблем с использованием общих ресурсов, разные организации и юрисдикции способны справиться с совместным управлением дорогами, улицами, телекоммуникационными линиями, нефтегазовыми трубопроводами и т.п. Нежелание сотрудничать с другими субъектами в сферах стандартизации норм и управления общими ресурсами вполне может привести к неэффективному использованию ограниченных ресурсов и потере клиентов ввиду причиняемых им неудобств, в результате чего организация и вовсе может обанкротиться. Именно поэтому у частных компаний есть стимул договариваться между собой в решении общих проблем.

В итоге сотрудничество разных субъектов в данных сферах и их взаимодействие между собой через посреднические организации могут определять общие нормы и законы, а если свободное общество будет всемирным, то данная контрактная система сможет определить что-то аналогичное нынешнему международному праву, но отличающееся от него своим происхождением, берущим начало из самого низа – добровольных договорённостей между частными субъектами. Такая низовая основа возникающего в свободном общества права и делает его соответствующим действительным интересам частных субъектов, в отличие от права, навязываемого государствами сверху.

Кроме всего сказанного, взаимосвязанность также способна решить проблему взаимодействия свободного общества с государствами в случае локальной, не всемирной реализации. Субъектам свободного общества выгодно координировать действия в сфере внешних взаимоотношений, поскольку иное поведение может привести к определённым издержкам. Можно ожидать, что в локальном свободном обществе выработается единый стандарт заграничных паспортов, который государства признают куда вероятнее, нежели большое количество отдельных стандартов, что решит проблему территориальной изоляции его населения. Также в свободном обществе вполне могут возникнуть одна или несколько посреднических организаций, от имени которых большое множество субъектов будет иметь возможность взаимодействовать с государствами, и которые, опять же, имеют куда большую вероятность быть признанными, нежели множество субъектов по отдельности. Проблема внешнего признания может вообще даже не возникнуть, если свободное общество сформируется в границах ранее существующего государства, в таком случае для решения указанных проблем ему будет достаточно лишь перенять уже признанные на международной арене имя и некоторые стандарты. 

Репутационные институты

Репутационные институты – очень важная часть свободного общества. Они играют значимую роль в предотвращении обмана и мошенничества при взаимодействии разных субъектов. Принято считать, что только государство может обеспечить безопасность сделки, а также высокое качество предоставляемых на рынке товаров и услуг, что без государства магазины будут продавать людям просроченную или вовсе опасную по составу еду, организации будут обманывать клиентов предоставляя некачественные услуги или сдирая деньги ни за что, и сами люди будут обманывать один одного при любой возможности. Но разве это так?

Обычно именно государственное вмешательство снижает качество предоставляемых на рынке благ разлагая частный сектор в целом. Государство вводит системы лицензирования и контроля качества, но на самом деле эти системы из-за монопольного статуса государства сами работают крайне неэффективно. Нередко они приводят к тому, что одни предприниматели начинают подкупать государственных чиновников во избежание проверок по отношению к себе, а также с целью задавить проверками своих конкурентов, чем уничтожают рыночную конкуренцию. Государство не способно действительно обеспечить контроль качества.

В нынешнем мире репутация многое значит, современные цифровые средства способствуют очень быстрому распространению информации. Любой человек, имеющий выход в интернет, может легко найти нужную ему информацию, в том числе и информацию о репутации интересующих его субъектов. В интернете есть множество ресурсов, предоставляющих платформу для написания отзывов и составления рейтингов. Так, человек, желающий посетить ресторан, кинотеатр, любое другое заведение, снять у кого-то жильё, воспользоваться транспортными услугами или купить в каком-то магазине какой-либо продукт, может легко посмотреть отзывы других людей о конкретных организациях, их продуктах и услугах, увидеть рейтинги, и в итоге принять соответствующее его интересам решение. Те организации и субъекты, товары и услуги которых не удовлетворяют своим качеством многих людей, зарабатывают плохую репутацию и отпугивают будущих клиентов. Тем самым им становится невыгодно предоставлять блага плохого качества из-за потенциальной потери клиентов. Как я уже говорил ранее, предоставлять блага плохого качества выгодно только государству и защищаемым им предпринимателям.

Развитие репутационных институтов приведёт к возникновению различных механизмов проверки качества предоставляемых частными субъектами благ. Возникнут организации, занимающиеся проверкой и стандартизацией качества, которые за определённую плату от частных лиц, компаний, обществ и юрисдикций будут заниматься такой деятельностью. Из-за рыночной конкуренции они будут работать намного эффективнее государственных структур. Кроме того, они сами же будут подпадать под проверку качества выполняемой ими работы, а значит им тоже будет важно зарабатывать хорошую репутацию. Такие организации будет даже трудно подкупить, так как есть риск вскрытия факта подкупа, что может сильно навредить репутации компании и лишить её места на рынке. А частным компаниям, предоставляющим блага, будет лишь выгодно сотрудничать с подобными организациями, то есть действовать открыто по отношению к своим клиентам, так как нежелание сотрудничать и попытки сокрыть информацию о качестве производимых благ лишь будут дискредитировать репутацию неблагочестивого производителя.

Может возникнуть вопрос о том, а как же быть с недостаточной информированностью потребителя? Ведь он никак не может заранее узнать абсолютно всю информацию о поставщике, его товарах и услугах. Разве асимметричность информации (неравномерное её распределение) между сторонами сделки не изъян рыночной экономики, преодолеть который можно только прибегая к государственному контролю? 

Ответ состоит в том, что эту проблему нельзя решить никак вовсе! Человек всегда находится в состоянии недостаточной информированности об окружающих его среде и обществе. Однако в условиях свободы человек всё же имеет возможность собирать информацию, анализировать её и принимать соответствующие его интересам решения. Когда же государство диктует единые нормы, он лишается выбора, и сам государственный аппарат, ввиду своей неэффективности, вовсе не гарантирует точное исполнение собственных указаний. Государство вводит потребителей в заблуждение давая им гарантии, которые вполне себе могут быть не обеспечены. Потребитель становится ещё менее информированным, чем в условиях свободы, асимметричность информации только усугубляется.

Также иногда можно услышать аргумент, что государство всё равно необходимо как гарант безопасности сделки, поскольку большинство людей не умеют пользоваться репутационными институтами и они не способны делегировать кому-либо полномочия гаранта рыночным путём, так как это требует самостоятельного выбора соответствующего агента, а значит и, опять же, умения пользоваться репутационными институтами. Однако стоит заметить, что такое неумение является лишь следствием предоставления государственных гарантий, которые полностью снимают с человека ответственность за его собственные действия, а значит и лишают стимула разбираться в данном вопросе. Это является частью процесса децивилизации, который мы обсуждали в прошлой главе. Умение пользоваться репутационными институтами является одним из базовых для заключения каких-либо договорённостей, так же само, как умения говорить, читать и писать являются базовыми для обмена информацией в целом. Непонимание многими людьми репутационных институтов лишь демонстрирует негативные последствия деятельности государств.

Репутационные институты важны также тем, что дают возможность использовать остракизм как инструмент наказания правонарушителей. Функционирование этого инструмента можно хорошо продемонстрировать на примере торгового права Средневековой Европы. Оно основывалось на договорённости торговцев о выполнении некого свода правил. Также торговцами выбирались частные судьи для решения разногласий. Если кто-нибудь уличил торговца в нарушении правил, он мог обратиться к судье, который в итоге выносил вердикт. Торговец должен был выполнить предписание вердикта, иначе правонарушение поддавалось общественной огласке, что портило ему репутацию. В результате другие торговцы подвергали его остракизму, то есть отказу от сотрудничества. Притом те торговцы, которые продолжали вести дела с нарушителем, тоже объявлялись нарушителями и подвергались остракизму, поэтому мало кто вообще осмеливался контактировать с осуждённым. В итоге торговец, не выполнивший постановления судьи, быстро терял свой достаток из-за невозможности вести свои дела. И не было никакой необходимости в силовом принуждении, одного остракизма было достаточно для того, чтобы вынудить нарушителя признать свою вину или наказать его[7].

Нарушитель может поддаваться как локальному, так и всеобщему остракизму. Если преступление не слишком тяжёлое, то нарушитель просто подвергается остракизму в определённых видах взаимоотношений. Если же преступление очень тяжёлое, то в случае отказа признавать вердикт судьи общество, к которому он принадлежит, вовсе может отвергнуть его. Такой человек, скорее всего, лишится права пребывания в юрисдикции, законы которой он нарушил, а также его репутация будет вносить затруднения во взаимодействие с другими юрисдикциями. Таким образом, он лишается возможности пользоваться теми благами, которые даёт участие в общественных взаимоотношениях, в том числе он лишается защитных услуг, и теперь может защищать собственные жизнь и имущество лишь полагаясь на самого себя. В обществе с развитыми репутационными институтами нарушитель вынужден признать свою вину, поскольку иное решение чревато огромными, возможно даже непосильными для него издержками.


На данной странице находится текст первой части труда, вмещающий первую главу и часть второй главы. Со второй частью вы можете ознакомиться здесь.

Категория: Книги | Добавил: ukroliberty (2020-04-09)
Просмотров: 194 | Рейтинг: 0.0/0
Вы можете отблагодарить автора материала донатом по следующим реквизитам:

BTC: 19LwwiQKi6wpiW5mto6CmNrNtQWUK8AcFL
ETH: 0x40524e03255b44e45f9821a52abaabddf7d8de2d
LTC: LcGSfdYKpZxmNeP46UY2uJZsVUB6Ptyirr

Для просмотра полного списка реквизитов нажмите здесь.
Всего комментариев: 0
avatar